Поза жизни

Наталия Резник

Психология

Рис. Андрея Попова

Много лет назад, благодаря гуманным законам штата Колорадо, я была отправлена на обязательный курс для разводящихся родителей несовершеннолетних детей. Курс можно было пройти маленькими дозами за несколько дней или принять залпом за шесть часов. Я выбрала второе, чтобы не растягивать удовольствие. 

Курс явно пользовался популярностью среди местных жителей, поскольку пришла я туда не одна. Нас оказалось трое, включая женщину-инструктора. Печальный разводящийся мужчина печально сел в углу и довольно скоро начал тихонько храпеть.

– Мы не должны обманывать своих детей! – вдруг нечеловеческим голосом завопила женщина-инструктор.

Мужчина проснулся.

– Вы обманываете своего ребёнка? – заорала она на него.

Он вжался в стул, но она ответила за нас обоих:

– Вы обманываете своих детей! Мы все обманываем своих детей! Мы целуем им царапину на коленке и говорим, что больно не будет. Это ложь!

Собравшийся было вторично вздремнуть отец подпрыгнул вместе со стулом.

– Будет больно! – продолжила психолог. – Будет плохо и больно, и ещё больнее. И не думайте, что поцелуями можно что-то исправить. 

Тут она засмеялась страшным сардоническим смехом и несколько раз повторила: 

– Поцелуи! Обман! Один обман!

Затем она подошла к потерявшему сон отцу и сказала:

– Вы! Вы! Расскажите группе, почему вы расстались с матерью вашего ребенка!

– Я? – пробормотал отец. – Зачем?

– Группа хочет услышать и обсудить, – постановила психолог.

Группа в моем лице начала деловито завязывать развязавшийся шнурок, то есть, наоборот, развязывать завязавшийся. 

– Мы... это... м-м-м... того... – донеслось до меня. – В общем, она меня оставила.

– Вот! Вот! – забегала по комнате психологиня. – Ничто не бывает навсегда. Объясните это своим детям. Откройте им глаза! 

Она пальцами растянула собственные веки, чтобы показать как надо открыть детям глаза. Я вспомнила Вия. 

– Вы же небось думали, что ваше счастье навеки, – обратилась она к полусонному отцу. – И что? Вы стали жертвой! Вы жертва, жертва! Она вас обманула, и это был неизбежный результат. Все заканчивается обманом! Скажите это вашему ребенку! Сегодня же! Сколько ему лет?

– Три года.

– Три?! Сегодня же! Завтра будет поздно. Его так же когда-нибудь обманут, как и вас!

Отец трехлетнего мальчика заплакал.

– Плачьте, – вдруг смягчилась психолог. – Мы будем плакать вместе, – провозгласила она и расхохоталась.

Я начала завязывать первый шнурок и развязывать второй.

Еще несколько часов мы плакали и смеялись, и я узнала, что люди всегда лгут, в любви невозможно обрести счастья, и нужно всегда быть готовым к тому, что тебе разобьют сердце. К концу шестого часа инструкторша разрумянилась, волосы ее растрепались, в глазах горел философский огонь. 

– Быть или не быть – вот в чем вопрос! – говорила она стене. – И видишь сам: приманка лжи поймала карпа правды.

– Время вышло, – сказала я ей, оторвавшись от завязывания шнурков.

– Заплатите за курс в кассу, – сказала она, внезапно обессилев. – Вам там выдадут сертификат, который вы сможете предъявить в суде. 

Мы выходили из здания поздно вечером, втроем: одинокий отец, одинокая мать, одинокая женщина-психолог. Она села в машину и еще долго жестикулировала, разговаривая сама с собой. 

Зато я с тех пор ко всему готова и мне уже ничего не страшно. Ни мне, ни моим детям.

 

 

Курс явно пользовался популярностью среди местных жителей, поскольку пришла я туда не одна. Нас оказалось трое, включая женщину-инструктора. Печальный разводящийся мужчина печально сел в углу и довольно скоро начал тихонько храпеть.

– Мы не должны обманывать своих детей! – вдруг нечеловеческим голосом завопила женщина-инструктор.

Мужчина проснулся.

– Вы обманываете своего ребёнка? – заорала она на него.

Он вжался в стул, но она ответила за нас обоих:

– Вы обманываете своих детей! Мы все обманываем своих детей! Мы целуем им царапину на коленке и говорим, что больно не будет. Это ложь!

Собравшийся было вторично вздремнуть отец подпрыгнул вместе со стулом.

– Будет больно! – продолжила психолог. – Будет плохо и больно, и ещё больнее. И не думайте, что поцелуями можно что-то исправить. 

Тут она засмеялась страшным сардоническим смехом и несколько раз повторила: 

– Поцелуи! Обман! Один обман!

Затем она подошла к потерявшему сон отцу и сказала:

– Вы! Вы! Расскажите группе, почему вы расстались с матерью вашего ребенка!

– Я? – пробормотал отец. – Зачем?

– Группа хочет услышать и обсудить, – постановила психолог.

Группа в моем лице начала деловито завязывать развязавшийся шнурок, то есть, наоборот, развязывать завязавшийся. 

– Мы... это... м-м-м... того... – донеслось до меня. – В общем, она меня оставила.

– Вот! Вот! – забегала по комнате психологиня. – Ничто не бывает навсегда. Объясните это своим детям. Откройте им глаза! 

Она пальцами растянула собственные веки, чтобы показать как надо открыть детям глаза. Я вспомнила Вия. 

– Вы же небось думали, что ваше счастье навеки, – обратилась она к полусонному отцу. – И что? Вы стали жертвой! Вы жертва, жертва! Она вас обманула, и это был неизбежный результат. Все заканчивается обманом! Скажите это вашему ребенку! Сегодня же! Сколько ему лет?

– Три года.

– Три?! Сегодня же! Завтра будет поздно. Его так же когда-нибудь обманут, как и вас!

Отец трехлетнего мальчика заплакал.

– Плачьте, – вдруг смягчилась психолог. – Мы будем плакать вместе, – провозгласила она и расхохоталась.

Я начала завязывать первый шнурок и развязывать второй.

Еще несколько часов мы плакали и смеялись, и я узнала, что люди всегда лгут, в любви невозможно обрести счастья, и нужно всегда быть готовым к тому, что тебе разобьют сердце. К концу шестого часа инструкторша разрумянилась, волосы ее растрепались, в глазах горел философский огонь. 

– Быть или не быть – вот в чем вопрос! – говорила она стене. – И видишь сам: приманка лжи поймала карпа правды.

– Время вышло, – сказала я ей, оторвавшись от завязывания шнурков.

– Заплатите за курс в кассу, – сказала она, внезапно обессилев. – Вам там выдадут сертификат, который вы сможете предъявить в суде. 

Мы выходили из здания поздно вечером, втроем: одинокий отец, одинокая мать, одинокая женщина-психолог. Она села в машину и еще долго жестикулировала, разговаривая сама с собой. 

Зато я с тех пор ко всему готова и мне уже ничего не страшно. Ни мне, ни моим детям.

 

" data-title="Психология" data-url="https://beseder.me//poza-zhizni/psikhologicheskaya-pomoshch" >
811
ЕЩЁ >>>

kalendar_2022

Окна ПРОСТО

luk-kosmos

Рис. Игоря Лукьянченко

В онлайн отсюда!

РодионФельдман

Как себя чувствуете, доктор?

В связи с участившимися случаями насилия против медперсонала, минздрав Израиля разработал методичку, как сообщать пациенту плохие новости >>>

Поза жизни
Евгений Птухин

Фуршет

Топ 2021

top_21

Пойдем до РЕТРО

ar-kot-mai

Кот Арсена Даниэля

СМИблия

smiblia

Народ, книги!

muha_gl

Место для вашего рекламного баннера

krolik02

Новости партнёров